воскресенье, 14 марта 2010 г.

Время как критерий нравственности.

Тема тайм-менеджмента меня всегда интересовала, но вот художественная книга о жизни человека, который постоянно хронометрировал свое время  – встретилась впервые. Встречайте, Даниил Гранин «Эта странная жизнь».  Ее герой – профессор Любящев отличался чрезвычайной работоспособностью, поразившей автора книги. Изучая записи ученого, автор пришел к выводу, что за успешностью его героя стояла некая Система.
Содержит эта система практически все, что дает тайм-менеджмент: постановка целей на жизнь-5ти_летки-год-месяц-день, фиксация времени выполнения всех задач, анализ собственной эффективности. Особенность лишь в том, что теоретики управления временем не устают придумывать способы, как сделать нудную процедуру «учета» своего времени интересной и мотивировать человека как можно больше этот учет вести. В книге же описывается человек, которому данная система доставляла удовольствие, была важной частью жизни, стимулом к новым проектам.
Трудно назвать книгу интересной и озаряющей, но вдохновляющей она является точно. Гранин пытается раскрыть духовный мир этого гения эффективности, понять суть его Системы. И как мне показалось, главное в подходе Любящего – это «его отношение со временем».
Меня поражала у Любищева смелость, с какой он обращался с плотью Времени. Он умел ее осязать. Он научился обращаться с пульсирующим, ускользающим «теперь». Он не боялся измерять тающий остаток жизни в днях и часах. Осторожно он растягивал Время, сжимал его, стараясь не уронить, не потерять ни крошки. Он обращался с ним почтительно, как с хлебом насущным; ему и в голову не могло прийти – «убивать время». Любое время было для него благом. Оно было временем творения, временем познания, временем наслаждения жизнью. Он испытывал благоговение перед Временем. Оказалось, что жизнь вовсе не так коротка, как это считается. Дело тут не в возрасте и не в насыщенности трудом. Урок Любищева состоит в том, что можно жить каждой минутой часа и каждым часом дня, с постоянным напором отдачи.
Его Время не было временем достижения. Он был свободен от желания обогнать, стать первым, превзойти, получить... Он любил и ценил Время не как средство, а как возможность творения. Относился он к Времени благоговейно и при этом заботливо, считая, что Времени не безразлично, на что его употреблять. Оно выступало не физическим понятием, не циферблатным кружением, а понятием, пожалуй, нравственным. Время потерянное воспринималось как бы временем, отнятым у науки, растраченным, похищенным у людей, на которых он работал. Он твердо верил, что время – самая большая ценность и нелепо тратить его для обид, для соперничества, для удовлетворения самолюбия. Обращение со временем было для него вопросом этики.

1 раз(а) прокомментировали:

Отправить комментарий

Заинтересовало? Давайте обсудим вместе.